Выберите
город
Ответим на Ваши вопросы:
8 (34345) 5-30-30

«Кому это сейчас надо? Это же не супермаркеты открывать»


31.07.2015
18:03:36
0 комментариев
825 просмотров

Теги:



1.jpg
  Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр, в создание которого бывший совладелец ВСМПО-Ависмы Владислав Тетюхин вложил более 3 млрд рублей, под угрозой закрытия из-за недостатка финансирования. До сих пор не удалось решить вопрос с получением центром федеральных квот на оказание высокотехнологичной медпомощи, хотя этот вопрос поднимался на совещании в резиденции свердловского губернатора еще в начале апреля. Какое будущее ждет центр, сколько денег нужно на его развитие, кто тормозит развитие медицины в России – в интервью Владислава Тетюхина.








— Какую поддержку Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр получил из бюджета области в 2015 году?

— Мы получили госконтракт на 1000 квот на операции по оказанию высокотехнологичной медпомощи: 900 квот – операции на коленях, еще 100 – на позвоночниках. Общая сумма госконтракта – около 130 млн рублей. Еще 1000 квот на операции по эндопротезированию бедер на сумму 121 млн рублей нам выделили через Территориальный фонд обязательного медицинского страхования (ТФОМС). Но в случае с ТФОМС это квоты без пациентов. То есть нам нужно самим всю область проинспектировать, объехать все 96 муниципалитетов и отобрать на местах тех пациентов, кому необходима операция и кто к ней готов. Это колоссальный труд: ежедневно у нас две машины со специалистами уезжают в территории, мы объехали уже 30 муниципалитетов и продолжаем работу. Также по линии ТФОМС мы получили еще около 130 млн рублей на другие виды медпомощи. С учетом всех квот мы получили 384,6 млн рублей.

— Этого достаточно для содержания центра?

— Нет. Чтобы центр нормально работал, необходимо 960 млн рублей. То есть мы получаем только 40 % от того, что нужно. Это все равно, что купить в Индии самого красивого слона и кормить его по одной морковке на завтрак, обед и ужин, когда ему нужно целое ведро. Если ничего не изменится, в сентябре ситуация будет критической. У нас около 80 врачей, но только 20 из них родом из Нижнего Тагила, где находится госпиталь. Если денег не будет, они начнут разъезжаться, мы потеряем действительно сильную команду. Кроме того, есть и другая проблема. Идея нашего центра в том, чтобы проводить полный цикл оказания медпомощи - от диагностики и операций до реабилитации. И если работа по диагностике и проведению операций хотя бы частично оплачивается, то по реабилитации никаких квот нет. На эту тему уже не первый месяц идут дебаты на уровне [свердловского министра здравоохранения Аркадия] Белявского и [директора ТФОМС Валерия] Шелякина, но пока это какой-то тупиковый вопрос.

— На совещании в резиденции губернатора в апреле поднимался вопрос о возможности получения центром федеральных квот на оказание высокотехнологичной медпомощи, которые, по законодательству, сейчас доступны только государственным или муниципальным медучреждениям. Вы получили поддержку в этом вопросе?

— Нет. В июне и в июле я встречался с главой Минздрава РФ Вероникой Скворцовой, но пока никаких подвижек нет. В июне в Омске Скворцова с зампредседателя Совфеда Галиной Кареловой подходили на наш стенд на форуме социальных инноваций регионов. Мы рассказали о наших методиках лечения, которые не уступают по качеству зарубежным центрам. В год в центре можно проводить 6500-7000 операций, сейчас мощности не используются в полном объеме. Второй раз в начале июля у меня была уже личная встреча со Скворцовой в Москве. Нам кажется, что кто-то из должностных лиц, определяющих политику Минздрава РФ, должен побывать в нашем центре и лично оценить его работу. Я не понимаю, если честно, почему сама Скворцова этого до сих пор не сделала, учитывая, что она ездит на открытие всех крупных центров. В середине августа, когда губернатор Евгений Куйвашев вернется из отпуска, мы также попробуем обратиться к нему вновь за помощью, но боюсь, что тут должно быть государственное решение на федеральном уровне. У нас получается странная ситуация: и президент, и российский премьер говорят о необходимости поддержки развития медицины, но затем на уровне министерства это все тормозится.

— Вы не пробовали искать поддержки спонсоров?

— Кому это надо сейчас? Это же не супермаркеты открывать.

— Не было идеи сделать центр полностью государственным?

— Сейчас доля государства в нашем центре – 25 %, и такая ситуация нас устраивает. Зайдите в любую областную или муниципальную больницу, сравните с нами, и вопросы все на эту тему отпадут. Я считаю, нужно идти по другому пути. Необходимо на федеральном уровне определить критерии отбора для предприятий, которые будут иметь право исполнять госконтракты. Сейчас в этом действительно есть потребность. По статистике Россия в 4-6 раз отстает от европейских стран и США по количеству операций по эндопротезированию крупных суставов на 1000 человек. Это происходит и из-за барьеров в законодательстве, которые не позволяют, например, нам получать федеральные квоты, и из-за того, что потребности людей в операции не всегда зафиксированы. Мы сейчас много ездим по деревням и малым городам и видим это.

— Сколько денег необходимо на развитие центра?

— Всего на создание центра было потрачено 4,95 млрд рублей, из них 1,2 млрд рублей – деньги областного бюджета. Надо еще, по крайней мере, 1 млрд рублей, чтобы закончить обустройство. Сейчас мы договариваемся со Сбербанком о кредите, пока представители банка идут нам навстречу, но говорить о конкретных условиях рано. Мы хотим, чтобы на территории центра появился санаторно-курортный комплекс с бассейном, лечебными ваннами. Помимо оснащения уже существующих помещений, необходимо строительство небольшой гостиницы, где могли бы останавливаться пациенты. В сегодняшней действительности такой комплекс может быть реальной возможностью поправить здоровье, не выезжая за рубеж.

Справка

По данным правительства РФ, в 2015 году регионам будет выделено 5 млрд рублей субсидий на оказание высокотехнологичной медпомощи. Свердловская область рассчитывает, по данным регионального минздрава, на получение около 500 млн рублей из этой суммы. В 2014 году Федерация выделяла «на всех» 3 млрд рублей, и тогда Свердловская область получила 156,11 млн рублей. Как говорится в официальном сообщении федерального кабмина, деньги выделяются «с учетом обеспечения роста объемов высокотехнологичной помощи в 1,5 раза к 2017 году по сравнению с уровнем 2013 года и средней расчетной стоимости лечения одного больного». В 2016 году сумма субсидий увеличится до 6 млрд рублей, в 2017 году она составит 6,2 млрд рублей.



  • Комментарии
Загрузка комментариев...


Задайте вопрос генеральному директору, заполнив форму ниже
ФИО *:
Email *:
Текст сообщения *: